Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

coon

Листая архивы..Отчет об экспедиции БМО-3. "День, когда был перевернут календарь". Часть 1

То, что БМО-3 пойдет не по плану, мы поняли, когда по пути на последнюю электричку из Коломны до Москвы внезапно поняли, что забыли дома гитару и один спальник. «Ничего, ничего» - приговаривали мы с Катериной, трясясь в пустой электричке по направлению к Казанскому вокзалу. То, что ехали простуженные напрочь и с температурой как-то не принималось во внимание: все же самое экстремальное БМО-3 не могло не состояться.
Помните, как у Ерофеева было в «Петушках» - все пути ведут к Курскому вокзалу? Встреча концессионеров по такому же принципу состоялась незадолго до полуночи в пятницу на площади Белорусского вокзала. Пассажиры фирменно-плацкартного вагона явно нервничали, когда гремящая соплями и пахнущая вкусным перегаром бригада БМО-3 взошла на борт и всё заверте..
Но немного истории, пока уставшие за рабочую неделю путешественники требуют чай в подстаканниках и открывают пиво. Идея связать Смоленск и Петербург прямой железной дорогой витала в головах транспортников еще при царе-батюшке. Революция помешала. Потом уже в годы войны была проброшена ветка-рокада для военных нужд.. Не вдаваясь в подробности, остановимся на факте, что после войны осталась ветка с пассажирским движением, ведущая от небольшой станции Земцы на рижском направлении железной дороги до поселка Жарковский (всё – в Тверской области).  В 1970-х годах в 100 км от Смоленска у поселка Озерный была построена ГРЭС. К ГРЭС протянули железнодорожную ветку от Смоленска, началось  грузовое и пассажирское движение. Конечным пунктом пассажирской линии была станция Сошно в пешей доступности от Озерного. При станции вырос небольшой поселок. Грузовая ветка шла чуть дальше – до ГРЭС. В 1980-х годах линию протянули через лес до Жарковского, связав белорусское и рижское направление. По линии ходили только товарняки, подвозившие на электростанцию уголь. Но в середине 90-х годов электростанция отказалась от угля и ветка стала неэксплуатируемой. А все неэксплуатируемое у нас как водится разбирается…
Мы решили пройти путем несостоявшегося проекта и посмотреть – как история в очередной раз перечеркнула неплохие, годные идеи того времени...
Collapse )
coon

История одного путешествия. БМО 3-14. Тлен Озёр.

Концессионерам не сиделось в городе. Концессионерам хотелось в дорогу. Выглянув в Лазареву субботу поутру из окна, было принято решение совершить небольшое, но деятельное путешествие в город Озеры. Почему именно туда? Дело в том, что от Коломны до Озер до сих пор сохранено пассажирское железнодорожное движение.
В былые годы (когда не то, что спорткар «рено-логан», а москвич-412 купить просто так было нереально) на железнодорожную сеть ложилась куда большая пассажирская нагрузка. Я еще  помню битвы выходного дня на Павелецком вокзале:  объявляли номер платформы, с которой пойдет пригородная электричка,  толпа дачников с лопатами и рассадой ревущей лавиной мчалась занимать места – сесть на следующих остановках можно было лишь в тамбур.  Пока стратегически необразованные бойцы за урожай брали штурмом вагонные двери, отец подсаживал меня в окно вагона (да-да, когда-то я весил далеко не центнер и в окно пролезал) и я занимал места на всю семью…  Так вот, помимо основных ходов пригородных направлений были ветки местного значения, порою прямого сообщения с Москвой у них не было, и нужно было совершать дополнительные пересадки.  Такие ветки перевозили значительное количество пассажиров, и  закрытие их воспринималось как настоящая трагедия у любителей недорогого и удобного транспорта. Часть таких веток исчезла вовсе – например, ответвление от Лосиноостровской в Бескудниково, ветка Мытищи-Пирогово. Часть осталась, но используется как грузовая сеть:  Люберцы-Дзержинский, Луховицы-Зарайск и прочая и прочая…
Из всего разнообразия маленьких дорог Подмосковья пассажирское движение осталось в редких местах, и участок Голутвин-Озеры –  счастливое исключение из правил.

Итак, тени исчезают в полдень! Ровно в 12-00 концессионер Алексей приобрел билеты на станции Голутвин. 60 рублей в один конец стоит билет на электричку, что весьма выгоднее 102-х рублей на автобус того же сообщения.  Опытный, бывалый турист найдет применение 40 рублям: это полбутылки поптвейна «777» или аналогичного вкусного и калорийного напитка! Как раз то, что нужно, чтобы скоротать один час и 15 минут в пути.

На заметку путешественникам: станция Голутвин весьма «sortir-friendly»: на платформе есть бесплатный туалет, а при выходе в город ими же оснащены и Макдональдс и торговый центр напротив. Поэтому платный туалет на автовокзале (он тоже рядом) презирается всеми без исключения. Не припомню, чтобы видел входящих и исходящих оттуда людей, что неудивительно.



Поезда на Озеры отходят с отдельной низкой тупиковой платформы.


Фотографируемся с древней путевой машиной....
Collapse )



...и спешим к нашей «кочуре» - с 2007 года на маршруте работает рельсовый автобус РА-2. В отличие от РА-1, на котором мы катались в эпохальном БМО-3, РА-2 уже многовагонный.  Использование дизель-поезда вполне оправданно: ветка, открытая аж в 1893 году (в 1893, Карл!) изначально использовалась как грузовая, а пассажиров  уже позже начали возить  тепловозы с прицепными вагонами. Пускать полноценную электричку экономически невыгодно – столько пассажиров не наберется. К тому же, стоимость работ по электрификации ветки не отобьется никогда, даже если пустить вагоны СВ с блекджеком и шлюхами, а предприимчивые пейзане не преминут утащить  провода контактной сети на более важные нужды. Кстати, слово «кочура» местные объясняют тем, что вагончики, ходившие раньше, зимой либо не отапливались, либо отапливались скверно, так что в мороз можно было и окочуриться. Еще было прозвище «Чмыховоз»  и иные производные от марки маневрового тепловоза ЧМЭ3, тягавшего состав.




Итак, грузимся. Народу на весь РА-2 едва наберется 10-15 человек.





Бесплатным приложением  катается кондуктор – на промежуточных станциях никаких касс нет, большинство станций – это пара бетонных плит и табличка с расписанием. Иногда добавляется название станции, иногда – нет. Первые две остановки – Бочманово и Сычево –  находятся в черте города. С этого отрезка уходит ответвление на городскую трамвайную сеть, так в город Коломну приезжают с заводов трамваи. Наконец, рельсовый автобус прощается с Коломной и въезжает в перелески. На станциях, затерянных не так уж и близко от цивилизации, практически никто не садится, один-два человека максимум.



Проезжаем станцию «Семеновская», в честь нашего командора. Встаем и молча отдаем честь. И совесть, что уж  там. Уверен, что в завещании наш командор Семенов уже прописал:  после блаженного успения захоронить его близ егоимённой станции. Мы живо представили, как миллионы алкотуристов-экстремалов будут посещать место упокоения командора, проливая на могилу капли слез и поптвейна. Но до вечного покоя командора, видимо, еще далеко, так что в более реальных планах  - скромная установка на станциях БМО его чугунных памятников. Аминь.


В нашем полувагоне едет вкусно спящий пассажир. На станции Голутвин он шустро употребил допинг в объеме двух цветастых банок (явно стоимостью до 100 рублей) и сочно всхрапывает под мерный рокот поездного дизеля. Пассажир излучает покой и  уют,  мы даже передумываем его грабить. К тому же, может быть, он отстал от какой-то другой экспедиции соратников по движению БМО, которую мы ограбим когда-нибудь потом. Пейзаж за окнами живописен, судя по карте мы проезжаем достаточно малолюдные места. Через час въезжаем на станцию 38-й километр. Пассажиры выходят здесь, а мы в одиночестве продолжаем путь на конечную станцию Озёры.



Лирическое отступление: никаких озёр тут в общем-то и нет, не более, чем где-либо еще. Название городка происходит от слова озры – то есть сваи. На которых строили дома первые поселенцы ввиду топкости почвы у Оки. Но краеведы ведут холивары, и вторая версия гласит-де   с домов на сваях древние аборигены озирали в поисках потенциальных супостатов окрестности, изобилующие (по мнению третьих, самых неоригинальных, краеведов) озёрами. Как бы то ни было, надо выходить.






Станция Озёры. Тлен, ржавые рельсы и бомжи, камлающие у костра в лесопосадках. Красивая водонапорная башня, наполовину кирпичная, а наполовину рубленая из бревен, разграблена, а несколько вагонов в тупике по виду стоят там всегда. Инфраструктуры никакой, да и кому она нужна, если помимо нас из поезда вышел лишь один пассажир. И то, видимо от страха перед поездками выпивший хлебного вина, отчего с платформы уходил как сломанный робот.



Город туристу не рад. Дороги, ведущие от станции к условному центру мегаполиса не оборудованы тротуарами, из-за заборов лают нетолерантные собаки, везде тлен, безысходность и отсутствие озёр.
Всего исторических зданий тут два. Оба находятся рядом с автовокзалом.





Что помешало построить автовокзал и железнодорожную станцию рядом – загадка: от одной до другой минут 20 быстрым шагом. Рядом с автовокзалом расположена гостиница «Озёры» и краеведческий музей. Музей, само собой, закрыт: видимо, бивень озерского мамонта и чучело озерчанина убыли на реставрацию. Но экспозицию музея вполне можно посмотреть через окна первого этажа, что мы и сделали.

Вообще, вся жизнь Озёр кипит (или, правильнее сказать, побулькивает) вблизи центральной улицы Ленина. Тут расположены и Троицкий храм, и фабрика канфектов «Озерский сувенир» (неплохих, кстати), и местная администрация, и ЗАГС и автовокзал и рынок и магазины. То есть, не отдаляясь от улицы, на оной можно родиться, жениться, венчаться, поесть канфектов и уехать куда подальше из города Озёры, воспользовавшись услугами местного автобусного сообщения.



Понравился храм: пусть и не до конца отреставрированный, но все же величественный. С сохранившимися старинными иконами и росписью. Как и во многих других храмах, переживших советскую власть и бывших в распоряжении государства, вместо каменных плит под ногами шуршит заунывная совдеповская плитка. Церковницы каким-то образом узнали в нас коломчан (что интересно, вся наша троица – коренные москвичи, переехавшие в Коломну), что немало удивило.

Обедать отправились в местный ресторан «Гурман». Во-первых, иных заведений мы не нашли, а во-вторых,  интересно было оценить главное пищепитейное заведение города. Ресторация находится внутри гостиницы Озёры, и на вид смотрится вполне типично: минимум гостей, крахмальные скатерти, коленкоровые меню.  Отличительная особенность таких ресторанов – наличие светотехники для дискотек и прочих кордебалетов: если в городе покрупнее можно выбрать ресторан «для покушать» или «для побухать» или «для поплясать», то в маленьких городах тяжкую роль универсального заведения выполняет как правило один и тот же кабак, в котором большинство жителей бывают в среднем раза три в жизни: на своей свадьбе, на свадьбе лучшего друга и на поминках. Просто так кушать местным жителям в ресторации накладно: цены умеренно-московские,  но на наш взгляд вполне оправданные: вкусно и сытно, концессионерам понравилось.





Обратно решаем ехать на автобусе – сравнить пассажиропотоки. В оставшееся время идем гулять по окраинам города – за первой линией домов можно найти и древние деревянные бараки, и явно дореволюционные избушки и даже совсем уж причудливые дома в стиле конструктивизма.
Народу на променаде мало. Пусто. В Подмосковье есть немало похожих по удаленности  и количеству населения городков, но Озёры  унылы особенно. Наверное, не последнюю роль играет тут удаление от столицы: без пересадок доехать до Москвы можно только на автобусе, причем практически все рейсы идут до Котельников, откуда до вменяемого центра Москвы еще ехать и ехать. Есть два рейса до Красногвардейской, уходящих часов в 5 утра и идущих по свободной трассе М4. Есть и автобусы до Ступино и Каширы, откуда экспрессами можно уехать до Павелецкого вокзала. Но все равно, удаленность от Москвы вряд ли позволяет работать в оной и жить в Озёрах. При таком расклае жить придется в транспорте.  Опять же, если маленьким городкам типа Плеса, Тутаева, Кинешмы или Санкт-Петербурга повезло расположиться на берегах рек, и хотя бы видовыми набережными привлекать туристов, то из Озёр Ока не видна, лишь немногим обладателям частного сектора повезло запивать тоску, глядя на волны бурного потока.
Автовокзал Озёр – типовая «шайба», точно такая же и в Ступино и в Домодедово и еще в   ..цати городах Подмосковья. Платный туалет работает только до 18-00. Предполагается, наверное, что потом будет темно и туалет  будет везде. Автобус до Коломны уходит наполненным едва ли на пятую часть, но, заезжая в окрестные деревни и пугая индюков, наполняется по пути почти наполовину. Коломна, с ее 125 тысячами жителей, кажется по возвращению аналогом Нью-Йорка.
Что можно сказать в виде резюме: есть мнение, что пассажирское движение до Озёр из Голутвина может исчезнуть в обозримом будущем. Поэтому пользуйтесь возможностью выпить поптвейна, купив билетик за 60 рублей, в то время как рельсовый автобус неторопливо катит мимо пустых платформ, заброшенных в коломенских лесах.
 
coon

Выходные

Выхи были посвящены Рязанщине.
Поскольку отдельный пост про саму Рязань я уже творил (и не раз), то не буду останавливаться подробно. Отмечу лишь, что асфальт в городе стал еще отвратнее. А вот московская трасса - напротив, улучшилась.

Первым днем доехали до села Половского, что примерно в 40 км от Рязани в сторону Самары. Село древнее, стоит на Оке. К сожалению, ныне потихоньку загибающееся. Еще в середине 20-го века Казанское направление московской железной дороги проходило от Рязани по берегу Оки, как раз с остановкой в Половском. Но, ввиду ежегодных подъемов воды и размытия путевой насыпи, ветку отнесли туда, где она проходит и сейчас - километров на 10-15 от реки. О существовании старого путевого хода напоминают лишь две тупиковые станции, оставшиеся от старой ветки: Гавердово и Ясаково (село Троица):


Это все, что осталось от станции Ясаково. Раньше вместо одного пути было три, стояла башня для долива воды в паровозы. От этой станции уходила ветка на живописный пойменный берег Оки. Сейчас о былой роскоши напоминает лишь здание вокзала, заколоченное и недоступное, да несколько сохранившихся столбов старой трассы. Электрички приходят два раза в день . Пичаль.

На следующий день прокатились на другой берег Оки. Посетили заброшенный молокозавод села Горки (на заднем плане):


Посетили село Панино с перкрасно отреставрированной церковью во имя великомученницы Параскевы Пятницы:



Доехали до города Спасска-Рязанского. Некогда достаточно известный город превращен в захолустье. Смотреть нечего. Красива кладбищенская деревянная церковь у автовокзала, но удачного ракурса найти не смогли - проще глянуть в вики, простите, педии.


Оку пересекали по понтонному мосту. При необходимости прохода судов мост отводят от берега катером:



А вот интересное место у села Мельясово на правом берегу Оки: глинистый срез холма, сплошь в ласточкиных гнездах. Жаль, не было фотоаппарата с хорошей оптикой.


В следующий раз планируем добраться до усадьбы Кирицы, что чуть дальше по трассе. К сожалению, двух дней на все про все не хватает..