Michael Stewart (winch) wrote,
Michael Stewart
winch

Category:

Константин Ливанов. «Записки доктора 1926-1929»


Я и не помню теперь откуда услышал про эту книгу. Помню только, что купил её совершенно случайно – и не прогадал. Провинциальный Рыбинск конца 1920-х годов, русский доктор Константин Ливанов, сын священника, ведет ежедневную врачебную практику: принимает в своем кабинете жителей Рыбинска и приехавших в центр крестьян. Записывает. Записки складываются в главы, главы – в книгу. Мрачную, безрадостную. «Разруха – не в клозетах, а в головах» - писал Булгаков. И это было верно для столицы. В глубокой волжской провинции была уже не разруха, а тотальная аннигиляция всего человеческого: нравственности, чести, здоровья. Любое человеческое чувство втаптывалось в грязь хозяевами новой жизни, любое низменное проявление – клевета, бунт и гнев – возвышалось и поощрялось власть имущими. Поголовный алкоголизм, аборты с ранних лет, насилие, безграмотность – беспросветный мрак Рыбинска тех лет, да и любого города советской державы. Абсолютная недееспособность получивших власть большевиков вела к обнищанию, голоду. Голод порождал преступления, злобу, страх. Веру в Бога затаптывали, но взамен не давалось ничего.
«Уж как жить-то трудно – а всё оттого, что «Бога-то нету»»
Власть пропагандировала новые отношения мужчин и женщин. Но, по-базаровски объясняла, как разрушить старое, но забывало пояснить, как же обустроить новое. На смену религиозному отношению к браку приходит атеистически-бесполое. Всё это записывает автор, из года в год подтверждая диагноз обществу:
«Нередко замужние женщины. Когда их спрашивают: «Сколько у вас детей?! – не отвечают, а плачут.»
Пожалуй, самое страшное в наблюдениях Константина Александровича – даже не пьянство и аморалка взрослых, а тотальное растление детей: автор описывает случаи, когда ему приходилось выступать свидетелем-экспертом в судебных заседаниях. Подростки насиловали детей младше себя. Братья – родных сестер. На суде оправдывались пролетарским происхождением. Как тут не вспомнить Шарикова -Чугункина, дважды получавшего оправдание в суде по происхождению? Но экранный Шариков смешон – а реальность была страшна. И страшна не только совершившимися преступлениями, а равнодушием и даже одобрением к ним со стороны наблюдателей.
«Когда общество перестанет жалеть слабых и угнетенных, тогда же ему самому станет плохо: оно очерствеет и зачахнет, станет развратно и бесплодно» - предсказывал Достоевский за полвека до событий книги. И пророчество сбылось: цвет интеллигенции России был уничтожен, генофонд искалечен, а война довершила начатое. От судьбы советской эпохи не ушел и Константин Ливанов – по ложному обвинению он был арестован, сослан в Казахстан. Через несколько лет ссылки, разбитого параличом доктора разрешили вернуть в родной Рыбинск – умирать. На похороны пришел один человек – горожане, среди которых Ливанов пользовался искренней и заслуженной любовью, просто боялись появиться на похоронах «контрреволюционного элемента», спасавшего их жизни много лет.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments